Анонимный донор почки подарил новую жизнь футболисту Армонти Брайанту

История чуда и ошеломляющей бескорыстности

эмоциональное донорство

18.09.2020

Эмоциональное донорство — это возможность прижизненно безвозмездно отдать свою почку или часть печени другому человеку, не обязательно родственнику. Такой вид донорства разрешен в некоторых странах, например в США. Наверное, сложно понять, зачем отдавать часть себя другому человеку, особенно незнакомому. Но ясно одно: такой акт милосердия — самый щедрый дар из всех возможных.

Неожиданный звонок

Армонти Брайант ужинал, когда его мобильный зазвонил. На экране высветился незнакомый номер. Бывший игрок Национальной Футбольной Лиги США обычно игнорировал такие звонки, но в этот январский вечер взял трубку.

На другом конце провода был знакомый Брайанту сотрудник Калифорнийского медицинского университета Сан-Диего: они много раз обсуждали списки анализов и обследований, технические моменты диализа, необходимого футболисту из-за терминальной стадии болезни почек. Разговор начался неожиданно: «Твоя трансплантация запланирована на февраль. Ориентировочно».

Брайант был ошеломлен. Он сообщил новость своей супруге Ким. Десять минут спустя, пока Армонти принимал душ, Ким перезвонила в клинику и уточнила, правильно ли они все поняли.

«Да, у вас появился донор», — был ответ.

«У меня сердце упало в тот момент, — вспоминает Брайант, — перехватило дыхание. Это было так… сюрреалистично!»

В двух часовых поясах от дома Брайантов, Дебра Митчелл, мама Армонти, ужинала со своей дочерью. Дебра буквально жила между тремя городами — Техасом, Лос-Анджелесом и Сан-Диего — чтобы помогать своим дочерям, матери и Армонти.

Ужин подходил к концу, когда пришла смс от Ким: для Армонти есть почка. «Мы были вне себя от радости, — вспоминает Дебра, — подняли такой шум в ресторане. Наверное, все смотрели на нас и недоумевали, что с нами не так». Позже им позвонил сам Армонти и рассказал подробности: операция состоится через три недели, 19 февраля.

Армонти Брайант ждал звонка из клиники с тех пор, как в 2018 году ему был поставлен диагноз Фокально-сегментарный гломерулосклероз (ФСГС). Вердикт нефролога был неутешительным: уровень калия зашкаливает, продолжать спортивную карьеру смертельно опасно, необходимо начинать диализ. 

Это поставило крест на футболе. Планы по открытию детского тренажерного зала тоже пришлось отложить из-за состояния здоровья. После переезда из Остина, штат Техас, в Сан-Диего в марте прошлого года, Брайант переключился с дневного диализа на ночной, но процесс все равно был тяжелым. Энергичные и депрессивные состояния у него постоянно сменяли друг друга.

Повседневная жизнь Брайанта стала для него постоянным напоминанием о слабости его тела. Будущее? Наутро после диализа он хотел забыть, что происходило ночью. Он старался найти смысл в новой непривычной жизни. Невероятной поддержкой стало рождение его сына, Ауза, в марте 2019 года. Смех и агуканье малыша воскрешали подавленного спортсмена.

эмоциональное донорство

«Поднести к его маленьким губам бутылочку, прижать его к себе, рассмешить его — вот, что стало самым важным. Когда он просыпается утром и видит меня — сразу улыбается и тянет ко мне ручки, чтобы первым делом обняться, — говорит об этом времени Брайант, — Такие моменты хочется запомнить навсегда».

С вечера того телефонного звонка до ночи перед операцией, Брайант отсчитывал оставшиеся дни на диализе. Еще десять дней. Еще девять дней. Накануне трансплантации, после встречи с другими игроками НФЛ, лежа на своей последней процедуре диализа, Брайант напевал только что выдуманную песенку об аппарате, который одновременно поддерживал его жизнь и был проклятием его существования.

Отвернуться и не оглядываться назад

Операция все еще была впереди. Все еще существовал риск отторжения. Но Брайант не боялся: трансплантация была для него шансом справиться с болезнью. По данным Управления ресурсами и услугами здравоохранения США, по состоянию на март 2020 более 112 000 человек в стране ожидали трансплантацию органа, а 20 человек в день умирали, не дождавшись своей пересадки.

Средняя продолжительность функционирования донорской почки составляет 15 лет, после может потребоваться новая пересадка. Есть надежда, что технологии увеличат это время в будущем. «У нас нет почек, падающих с неба, — сказала доктор Кристин Микель, хирург-трансплантолог Брайанта из Калифорнийского университета в Сан-Диего, — Это ограниченный ресурс, и мы обязаны убедиться, что пациенты проявят ответственность и будут соблюдать все предписания врача после трансплантации».

Брайант проснулся 19 февраля, принял душ, оделся и сразу же отправился в Центр трансплантации в Калифорнийском университете Сан-Диего, в 6 утра он был на месте. Когда его готовили к операции, на его лице сияла широкая улыбка. Ким и Дебра, встревоженные, сидели вместе в зале ожидания. Чтобы скоротать время во время трехчасовой операции Брайанта, они дважды ходили в кафетерий — утром ели яйца, а днем — пиццу. Дебра играла в онлайн-казино в смартфоне, чтобы как-то отвлечься.

Доктор Микель приступила к операции, которую она делала по крайней мере 800 раз. Для донора это небольшой разрез, далее почку удаляют, кладут на лед и очищают, чтобы удалить лишние ткани. Затем был сделан разрез в нижней части живота Брайанта. Вместо того, чтобы удалить старые почки, новый орган поместили в нижнюю часть брюшной полости, чтобы облегчить соединение почки с мочевым пузырем. Кровеносные сосуды в новой почке прикрепили к кровеносным сосудам Брайанта, а затем к его мочевому пузырю. Когда все было завершено, Микель убрала зажимы, и кровь почти сразу же пошла через новую почку.

«Это совершенно поразительно, — поделилась трансплантолог, — как орган начинает функционировать в другом теле».

Брайант справился. Когда Ким и Дебра узнали, они плакали. Но еще предстоял путь восстановления. Боль, самая сильная в жизни Брайанта (а ведь он профессиональный спортсмен) была первым, что он почувствовал, отойдя от наркоза. Брайант нашел кнопку, контролирующую его морфин, ударил по ней несколько раз, а затем снова потерял сознание.

Новая почка заработала, но у Брайанта начались судороги. Были и другие проблемы. Препараты, которые он принимал, сделали его раздражительным. Ким приходилось напоминать себе, что это влияние лекарств. Когда они приехали домой после операции, Дебра помогала готовить еду и нянчила Ауза, в то время как Ким ухаживала за Армонти.

Были и другие побочные эффекты, в том числе проблема со стентом в уретре, для устранения которого требовалась небольшая, но болезненная процедура. Первый месяц Брайант носил подгузники и страдал от инфекций мочевыводящих путей. Затем COVID-19 поразил Соединенные Штаты. Из-за своей болезни и перенесенной трансплантации, Брайант попал в группу риска. Он выходил из дома только для визитов к врачу. Как раз тогда, когда он почувствовал, что обрел свободу, коронавирус удерживал его взаперти.

Худшее позади

Брайант сейчас смеется над этими неудобствами, но в то время он испытывал страх перед всем. Он потерял карьеру и средства к существованию, прошел через год диализа и получил почку только для того, чтобы вляпаться в глобальную пандемию, которую он не мог контролировать. Он хотел видеть друзей и близких, но не мог. Он хотел рассказать миру о своей почке, но должен был сдержаться.

«Это был сложный период. Я чуть не засел в депрессии в темном углу, — вспоминает Брайан, — Как будто я до сих пор ничего не могу сделать, не могу выйти на улицу. Не могу пойти на пляж. Не могу пойти на тренировку. Ничего. И я должен сохранять позитив, хотя застрял в этой маленькой комнате непонятно на сколько».

В мае все изменилось. Калифорния ослабила коронавирусные ограничения, Армонти сделали операцию по удалению диализных трубок. К нему смогли прилететь друзья. Сейчас Брайан преисполнен чувством благодарности к своей семье, к своей жизни. Скупой на эмоции, он впервые сказал маме, как важна она была для него все это время.

Армонти признает, что ни за что бы не выдержал все это без Ким. Она справлялась со всеми аспектами их жизни, пока он болел, даже когда она была на восьмом месяце беременности. Она звонила врачам, чтобы проверить анализы и назначения. Она вела их зарождающийся бизнес и постоянно поддерживала больного мужа. Даже сейчас она напоминает ему — на случай, если напоминание в телефоне не сработает — о том, что пора принять лекарства. Терапию будет необходимо продолжать до конца его жизни.

эмоциональное донорство

«Ее решимость заставляла и меня держаться, — говорит Дебра о Ким, — она добивается того, что ей нужно, чего бы это не стоило. Она удивительная». Армонти и Ким все таки открыли тренажерный зал для детей в Сан-Диего.

Будущее появилось у Брайанта благодаря анонимному донору. В США донор и реципиент могут получить информацию друг о друге при согласии обоих. Иногда такое случается. Иногда нет.

Но Брайант знает одно: он в неоплатном долгу перед этим человеком. Он получил в подарок жизнь.

Источник: www.espn.com

Иллюстрации: www.espn.com

Ксения Боровинская

Ксения Боровинская

Журналистка, просветительница

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: