Больничный роман: история любви после трансплантации

Максим и Марина стали одной из первых семей в Белоруссии, у которой после трансплантации почки родились дети

пересадка почки Белоруссия фото

Иногда мы публикуем материалы других ресурсов. Мы можем добавить картинки, внести корректировки или уточнения – не меняющие контекста и смысла. Ссылку на источник найдёте в конце статьи

Максиму и Марине Шанталосовым из Белоруссии пересадили почки. Ещё подростками они вместе ходили на диализ, ждали операцию, а после трансплантации – стали родителями. Два раза. Рассказываем историю спасения Макса и Марины.

Марина

Проблемы с почками у Марины обнаружили, когда ей было девять. Органы постепенно отказывали. Чтобы продлить их жизнь, врачи сделали несколько операций. Но в 18 лет у девушки диагностировали хронический пиелонефрит в терминальной стадии: из-за бактерий воспаляется канальцевая система и почки перестают работать. Марину перевели на гемодиализ.

“Я училась тогда на втором курсе техникума. Доктор поставил вопрос ребром: или учиться, или лечиться”, – вспоминает девушка.

Сон

Марина всегда мечтала о ребёнке. Однажды в больнице ей приснился сон.

“Плохо, и вдруг сон сказочный. Вижу, как мужчина приводит ко мне мальчика и говорит: “Это твой муж. У вас будет двое детей. Ты его знаешь”.

Девушка не отнеслась к этому серьёзно.

“Какая семья, когда такая болезнь”, – подумала она.

Максим

Максиму диагноз “гипоплазия почек” поставили в 14 лет. При этой патологии орган уменьшен в размере и хуже функционирует. Когда парень учился на втором курсе Могилевского машиностроительного института, врачи сказали, что нужен диализ. Почки не работали. Из-за частых процедур Максим не смог уехать в Минск и устроиться инженером-электриком, как мечтал. Остался в Могилёве.

Укол для двоих

Марина и Максим впервые встретились подростками в больнице. Девочке назначили дорогой препарат, но для одной процедуры было достаточно половины флакона. Врач предложила делить ампулу с мальчиком из того же отделения. Это и был Максим. Семьи договорились покупать уколы по очереди.

“Помню девочку с двумя косичками и пухлыми щёчками”, – вспоминает Максим.

Марина была бойкой и смело вставала в очередь на укол. Максим, наоборот, – застенчивый и прятался за маму.

“Просто от солнца уходил в тень”, – шутит он. 

Когда курс лечения закончился, ребята перестали видеться.

Знакомая фамилия

Через несколько лет в больнице Марина обратила внимание на диализный список.

“В коридоре висит график на фильтрацию крови. Читаю: “Шанталосов Максим”. Такая знакомая фамилия. Господи, где я её слышала?”

Вспомнить помогла мама – это был тот самый мальчик, с которым они делили укол. А Максим признаётся, что при второй встрече обратил внимание на Марину:

“В 14 лет встретились мимолетом. А на диализе она меня заинтересовала. Судьба, наверное”.

Ребят записали в одну смену. Через два месяца Марина пригласила Максима на день рождения, а после ребята начали встречаться. Девушка говорит, что им всегда было легко и интересно. Стали жить вместе.

Есть почка

Марина и Максим находились в листе ожидания на пересадку почки. В начале 2000-х годов в Белоруссии делали всего 3-4 пересадки ежегодно. В 2017-м врачи пересадили уже 362 почки.

>> Белоруссия в ТОП-20 по пересадке органов. Но люди не знают, как жить после трансплантации

Ребята ждали, но подходящего органа не было. Через день они ездили в больницу на диализ, чтобы искусственно очистить кровь – собственные почки не работали. Так продолжалось несколько лет.

“Мы всегда верили и надеялись, что донорские почки будут и для нас. Только с этой мыслью и ездили на процедуры. Все, что от нас зависело, делали. Я говорила Максу: “Не волнуйся, у нас ещё дети будут”, – рассказывает Марина.

Но организм слабел с каждым днём всё больше. Падал гемоглобин, повышалось давление, отекало тело. Когда Марина уже была на грани отчаяния, хирург сообщил, что для неё есть почка.

“Я чуть не упала с кровати от счастья. Думала, сорвусь с аппарата и полечу. Моим донором был мужчина. В марте 2007 года я родилась заново. Появился аппетит. Единственное, на какое-то время отвернуло от помидоров. А так — кожа розовая, в организме всё работает по-новому”.

А через два месяца пересадку сделали и Максиму. Ему подошла почка мотоциклиста, который разбился в аварии.

Отторжение

Марина рассказывает, что каждый год отмечает день второго рождения. Накрывает на стол, молится за донора. Иногда созванивается с человеком, которому пересадили вторую почку.

>> В Новосибирске ребёнку пересадили два органа от посмертного донора

У Максима через 8 лет после операции началось отторжение. Состояние ухудшилось настолько, что он не мог подниматься по лестнице. Нужна была ретрансплантация (повторная пересадка. – Ред.). Кросс-матч тест показал, что можно пересадить почку от мамы. Это исследование проверяет реакцию на совместимость лимфоцитов донора и сыворотки крови реципиента. У Максима сейчас четыре почки: две родные нерабочие, старая донорская (работает на 20%) и мамина.

Рождение дочек

Жизнь Максима и Марины после трансплантации изменилась. Они больше не привязаны к диализу. Молодые люди обвенчались, а спустя пять лет у них родилась дочка Соня, ещё через шесть – Люба. Марина стала одной из первых женщин в Белоруссии, кто родил ребёнка после трансплантации.

>> “Я просто хочу быть, как все”: о жизни до и после трансплантации

Она рассказывает, что к первой дочери готовилась вся семья. А вторая стала сюрпризом.

“С ними про все болячки забываешь. У нас быстро выздоравливают”, – говорит Марина.

беременность пересадка почки

Не расслабляться

Семья следит за здоровьем и уже научилась быстро оказывать помощь.

“Можем провести друг другу реанимационные действия. Укол в вену, капельницу поставить. Бывали одной ногой там, но вытаскивали друг друга”, — говорит Марина.

Они пьют иммуносупрессивные препараты – все реципиенты принимают их на протяжении жизни. Лекарства подавляют иммунитет, чтобы он не отторгал новый орган. Организм не защищен от инфекций, поэтому молодые люди иногда надевают маску. Особенно в людных местах. И всегда поддерживают друг друга.

“Конечно, мы не расслабляемся. Постоянно следим за здоровьем. Пьём лекарства от отторжения. Не знаем, что будет с почками завтра”, – делится Максим.

Никогда не падать духом – они уже научились. С этим девизом и живут. В любой момент даже самая пугающая ситуация может измениться к лучшему.

Источник: www.sb.by

Картинка: sb.by, pinterest.com, www.theglobeandmail.com

Теги: пересадка почек, диализ, трансплантация почек, пересадка органов, трансплантация в Белоруссии, отторжение, иммуносупрессии, хронический пиелонефрит, беременность после трансплантации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.