"Я ничего не боялась": о Лиде, которая дважды стала мамой после трансплантации

Продолжаем публиковать рассказы о героинях в рамках нашего спецпроекта “Беременность после пересадки почки”

иметь детей после пересадки картинка

24.10.2019

Лида с детства была одна и со всеми жизненными трудностями привыкла справляться самостоятельно. Сейчас в ее жизни есть семья – она воспитывает двух дочек. Но ради этих счастливых моментов ей пришлось многое пережить. Болезнь, трансплантацию почки, заверения врачей о том, что ей нельзя иметь детей, повторную пересадку. Но, вопреки запретам, Лида дважды забеременела и родила. Сейчас она вновь на диализе, но не унывает – видит поддержку в девочках. Рассказываем историю о силе характера и вере в то, что даже медикам казалось невозможным.

Врачи как семья

Когда Лиде было пять, родители развелись, и отец оставил их с мамой в родном Пятигорске, уехав жить в Москву. Но маме была неинтересна судьба девочки и вскоре Лиду определили в интернат. “Там я жить не хотела, – вспоминает она, – постоянно сбегала и жила на улице. Меня привезут, а я обратно”. Директор написал письмо отцу в Москву и попросил забрать дочку.

В Москве Лида оказалась в 10 лет. Тогда же ее жизнь кардинально изменилась, но дело было не в переезде.

“Чтобы собрать документы в новую школу, нужно было пройти обычную диспансеризацию. Вот так, случайно, обнаружилось, что у меня плохие почечные показатели. Мне поставили диагноз “пиелонефрит”, причем в запущенной стадии”. В таком случае переводят на диализ или предлагают трансплантацию. Но Лида продержалась со своими почками еще четыре года.

беременность после трансплантации картинка

“Хотя ребенком такие вещи воспринимаются легче, все равно было тяжело. У папы была своя семья, а я всегда была одна – и готовила, и кушала. Все анализы ходила сдавать сама, – вспоминает она. – За меня очень переживали врачи в поликлинике – когда встречали меня на улице, говорили “давай в больницу”, предлагали вызвать скорую. Временами меня все же клали”. Лиде проводили плазмаферез – процедуру, частично заменяющую диализ. Во время нее кровь очищается от токсинов, но лишняя жидкость по-прежнему остается в организме. 

В интернате я жить не хотела – постоянно сбегала и жила на улице. Меня привезут, а я обратно

В итоге Лиду все же госпитализировали: “Мне тогда уже было совсем плохо, из-за скопившейся жидкости я была как шарик”. Благодаря помощи одного доктора из поликлиники, она попала в Российскую детскую клиническую больницу. Лиде сразу начали проводить диализ, включив ее параллельно в лист ожидания на трансплантацию почки.

“Хотя отец все так же жил в Москве, он не принимал участия в моей жизни. Поэтому меня никто не навещал. Семью мне заменили врачи – они были очень добрыми и опекали меня, как родную. Старшая медсестра мне вообще стала как мама. И накормит, и напоит, и обует. Благодаря ей я не чувствовала себя такой одинокой”, – вспоминает она.

В больнице Лида стала помогать санитарам – медицина увлекала девочку, и она даже мечтала пойти учиться на врача. Так прошел год.

Подходящий донорский орган появился, когда Лиде было 16. “Ко мне тогда подошла медсестра и сказала: “Пойдем сдавать кровь, есть почка”. Стало так страшно, что хотелось убежать. Я растерялась и просто стала молиться, чтобы все прошло хорошо”, – вспоминает она.

Так и было. Операция прошла удачно и когда Лида очнулась от наркоза, новая почка уже работала.

Беременность вопреки

Однажды Лида пришла на прием к врачу, где и услышала: “С донорской почкой в будущем можешь забыть о материнстве”.

Для девушки это прозвучала страшно – она мечтала о ребенке, хотелось заботиться и дарить любовь, хотелось семью.

беременность после трансплантации картинка

Несмотря на печальный прогноз, где-то в глубине души у Лиды осталась надежда. И через два года после трансплантации девушка поняла, что не зря. Лида забеременела. Ее счастью не было предела.

Я пришла в женскую консультацию. Но когда там узнали, что мне пересадили почку и я беременна, все были в шоке. Сказали, что не будут ставить экспериментов. У них не было таких пациенток и они не представляли, что со мной делать. Просто выгнали и посоветовали сделать аборт.

Благодаря врачу в больнице, в которой она наблюдалась, девушка узнала об Ирине Кандидовой, специалисте, которая вела беременность после трансплантации. К тому моменту уже несколько ее пациенток выносили и родили здоровых детей .

“Это сейчас можно легко идти рожать после пересадки, есть, конечно, страхи…но тогда все было совсем по-другому. Когда я пришла к Ирине Ефимовне, она долго со мной беседовала, предупредила, что ребенок в моем случае – это определенный риск, но отговаривать не стала. Наоборот, очень поддержала”, – вспоминает Лида.

>> О беременности, иммуносупрессии и родах после трансплантации: интервью с нефрологом Ириной Кандидовой

Лиде заменили только один из иммунодепрессантов – лекарств от отторжения органа, который мог повлиять на развитие плода. И девушка стала ждать появление малыша на свет. Несмотря на то, что беременность была не совсем обычной, никаких осложнений не было. Организм полностью переключился на ребенка. В больницу за все время гестации Лиду клали всего пару раз и то на больших сроках. “Конечно, врачи боялись меня, про мои предстоящие роды шутили: “только не в мою смену”, – улыбается девушка.

иметь детей после пересадки картинка

Лера

Долгожданная дочка появилась на свет в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии имени В. И. Кулакова. Роды начались на 15 дней раньше срока и прошли под присмотром врача Лиды, Ирины Кандидовой.

“Когда родилась Лера, было столько эмоций – и счастье, и страх. Меня сразу забрали в Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени В. И. Шумакова, чтобы убедиться, что почка работает нормально”, – вспоминает Лида.

Леру оставили в роддоме – она была практически без иммунитета, и врачи кололи ей иммуноглобулин, чтобы малышка окрепла. Поэтому с Лидой они воссоединились только через две недели. 

“Когда я взяла дочь на руки, в голове крутилось столько мыслей. Я не представляла, как ехать с ребенком домой, как кормить ее, как пеленать. Ведь не было ни поддержки, ни помощи. Но радость от того, что у меня есть ребенок была сильнее всяких трудностей”, – вспоминает Лида.

После родов самочувствие Лиды не изменилось. То, что у нее теперь была дочь придавало ей сил, к тому же, почка работала хорошо.

Никому не нужна

Проблемы начались, когда Лере исполнилось три года. Результаты анализов Лиды постепенно стали ухудшаться, что было признаком хронического отторжения. Такое состояние может развиваться годами, но рано или поздно приведет к отказу органа. В скором времени Лиду снова перевели на диализ, но места оказались только в диализном центре в Коломне. Дорога давалась непросто:

Три раза в неделю приходилось ездить в другой город, это два часа туда и два – обратно. Иногда плохо становилось прямо в пути. Бывало, вызывали скорую к ближайшей станции, снимали с электрички и везли в больницу уже на машине.

Несмотря на плохое самочувствие, Лида не сдавалась. Они с дочкой были одни, нужно было выживать. И тогда девушка перевелась в ночную смену диализа, чтобы выйти на работу продавцом в магазин канцтоваров. Стало сложнее – полночи Лида проводила в больнице на аппарате искусственного очищения крови, потом возвращалась домой в 6 утра, готовила Лере обед, а после – ехала на работу. От переутомления и плохого самочувствия развилось настолько депрессивное состояние, что ничего не хотелось. “Думала, никому я не нужна и никто мне не поможет”, – вспоминает она.

Поэтому и в лист ожидания на повторную трансплантацию встала не сразу, говорит, было страшно решиться. Любая операция – это риск, особенно, когда на руках маленькая дочка.

иметь детей после пересадки картинка

Месяцы ожидания тянулись бесконечно долго, “как последние”. И вот, за неделю до Нового года, раздался звонок. Лере уже было восемь лет.

Скорее домой

“Только зашла в магазин, звонят из больницы: “Приезжай, для тебя есть почка”. Вдруг мной овладел страх… думала, что умру прямо на операционном столе, Леру не увижу. Я звонила ей и плакала в трубку. Даже таксист, который меня вез, заблудился, не знал, что делать”, – вспоминает девушка.

К счастью, все прошло хорошо. Как только Лиду после пересадки перевели из реанимации в обычную палату, она сразу стала  проситься домой, к дочке.

“И хотя мне еще не сняли швы, врачи пошли навстречу. Уже на выходные я приехала к Лере. Не могла поверить, что я дома, рядом с ней. До пяти утра я убиралась. Предстояло вернуться в больницу, но для меня началась новая жизнь”, – вспоминает она.

беременность после трансплантации картинка

Хочу второго

Еще после рождения дочки Лида стала задумываться о втором ребенке. Буквально бредила этой мыслью. А после пересадки появились силы и уверенность.

Как-то Лида приехала к Ирине Ефимовне. Пока врач рассматривала фотографии маленькой Леры, Лида тихонечко произнесла: “Хочу второго”. А в ответ услышала: “Так в чем проблема, давай”. От радости у Лиды все вылетело из головы. Было столько вопросов, и вдруг – вакуум.

Так как вторая беременность была запланированной, все анализы она сдала заранее. Ничего не боялась. “Я была уверена: раз господь что-то посылает, значит я смогу это вынести. Наверно, это и помогало на протяжении всех девяти месяцев. Как и в первый раз, в больнице я почти не лежала, весь срок отходила отлично”.

Роды застали в самый неожиданный момент – когда начались схватки Лида ехала в машине. Поэтому сразу же направилась в больницу. Вероника появилась на свет в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии имени В. И. Кулакова.

“Она была такая крохотная, беззащитная. Когда нас с ней отпустили домой, первые три месяца во мне будто работал моторчик. Было очень много энергии, я почти не отдыхала”. Старшая дочь помогала, но боялась сделать что-то не так, уронить сестру, такая она была хрупкая, вспоминает Лида.

иметь детей после пересадки картинка

Новые испытания

“Я такой пациент, что обращаюсь когда мне совсем плохо. В ноябре меня положили в больницу с кризом отторжения, но через некоторое время выписали. Сильные ухудшения начались весной – мы с Вероникой были в деревне и я начала замечать, что мне тяжело ходить”, – рассказывает Лида.

Уже дома выяснилось, что показатели были критические. Первый сеанс диализа провели через несколько дней, но он обернулся настоящим кошмаром.

“Перед процедурой у меня не взяли анализы, а калий, как оказалось, был на нуле. Из-за этого прямо во время диализа начался отек мозга”, – вспоминает Лида. Ее госпитализировали. А утром у женщины случился инсульт. Лиду полностью парализовало:

“Лера даже не знала, что со мной. Увидев мое состояние, начала бегать по врачам, звонить всем, чтобы меня забрали в реанимацию. В итоге туда я попала лишь к вечеру. Там мной, наконец, стали заниматься, всю ночь делали капельницы”.

К утру чувствительность начала потихоньку возвращаться.

Прямо во время диализа у Лиды начался отек мозга. А утром случился инсульт

“Мне по жизни говорят, что я сильный человек. Даже когда меня инсульт схватил, я изо всех сил пыталась шевелиться и через две недели я уже поехала домой. Сказала врачам, что у меня дети, мне надо к ним, не могу я здесь лежать”, – вспоминает Лида.

Она рассказывает, что после каждой болезни довольно быстро восстанавливается – такая особенность организма. А когда появились девочки, стоит ей о них подумать, как на поправку идешь еще быстрее, говорит она. Пока она лежала в больнице, заботу о младшей Веронике взяла на себя Лера.

рождение детей после трансплантации фото

Тебе везет!

После всех сложностей Лида снова на диализе, но думает о третьей пересадке: “Трансплантация – это жизнь, полноценная жизнь, самочувствие. Все не так, как на диализе. Да, пьешь иммуносупрессивные препараты, но это таблеточки, везде с собой можно их носить. А диализ? И давление, и тошнота, и все эти состояния. Иногда давление вроде нормальное, а тебе все равно плохо. Я всем говорю, не стоит опасаться трансплантации, ведь всегда есть запасной вариант”.

Недавно на форуме Лида нашла девушек, с кем в детстве была на диализе. “Они говорят, что до сих пор так и живут. Когда узнали, что у меня была пересадка, есть дети, говорят: “Тебе везет”. Но ведь все это мне далось очень тяжело”, – говорит она. Лиде много раз предлагали вести страницу в интернете в помощь беременным после трансплантации: “А я всегда считала, что так я будто бы хвастаюсь, что родила. Мне неудобно”.

иметь детей после пересадки картинка

Лиде по-прежнему хочется помогать людям. Ее планы учиться на врача с рождением девочек так и не осуществились. Но пациенты уже и так медики, все постигают на собственном опыте, шутит женщина.

Зато теперь о медицине мечтает младшая дочка – Вероника. В свои 9 лет она умеет делать уколы. “У нее совсем нет боязни, может так уколоть, что я говорю: “Тише, тише, – смеется Лида. – Я, конечно, буду стараться, чтобы у Вероники все получилось. К тому же, свой врач должен быть всегда”.

Сейчас у Лиды в планах снова пойти работать, везде нужны деньги – на лекарства, на девочек.

С дочками она очень дружна. У старшей Леры уже началась взрослая жизнь – она учится и работает. Поэтому больше всего времени Лида проводит с Вероникой. Недавно у них появилось новое увлечение – велосипед. Они объехали весь район, улицы, соседние парки. “На диализе обязательно нужно двигаться, движение – жизнь”, – говорит Лида и добавляет: “Девочки – моя опора. Ради них хочется жить и верить”.

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Теги: двое детей после трансплантации, беременность после трансплантации, дети после пересадки почки, диализ, ретрансплантация

%d такие блоггеры, как: