История о том, как две полоски перечеркнули все запреты врачей. Два раза

Татьяна Долгушина рассказывает про сложный путь к родам после пересадки почки

беременность после пересадки почки

14.07.2020

Сегодня у нас потрясающая история о выдержке, стойкости и силе духа. Совладать с беременностью, родами и маленьким детьми без всех вышеперечисленных свойств характера сложно. Материнство часто требует не только нежности и заботы, но и выдержки и смелости. И Татьяна обладает всеми этими качествами.

А еще наша героиня пережила пересадку почки, а после — полное неприятие местными специалистами ее желания родить ребенка. Медики, едва услышав про пересаженный орган, возмущенно размахивали руками и просили перестать думать о детях.

Татьяна не производит впечатление человека, утомленного жизнью: у нее бодрый голос, яркий инстаграм, двое непосед, муж, кошка, собака, поездки… Она не похожа на женщину героической судьбы, но тем не менее, Татьяна — настоящая героиня. После ее рассказа начинаешь понимать, как много смелости нужно, чтобы бороться за свою жизнь и свое счастье. 

Грустное вступление

Моя история начинается в Благовещенске. Там я родилась. 

В 14 лет у меня обнаружили врожденное заболевание почек. Это было серьезным ударом для семьи. Мама отвела нас всех в церковь мы искали способы это пережить. Молились и лечились. И ждали, что же будет со мной дальше.

А в 21 год у меня отказали почки. Врачи сказали: ты можешь не ходить на диализ, но у тебя случится отек и ты в любой момент можешь умереть. Или можешь ходить на диализ, но вес у тебя маленький и сердце может не выдержать и ты, да-да, вы правильно догадались, опять-таки умрешь.

Мы стали думать о трансплантации, ситуация складывалась не очень благоприятная. Врачи в Благовещенске сказали, что мои родители не могут быть донорами, и нужно ждать трупную почку. Но сестра упорно искала информацию о трансплантации и обнаружила, что нас дезинформировали. Мы поехали в Москву, где выяснилось, что моя мама прекрасно подходит в качестве донора. 

Но тут началось самое сложное для меня: я боялась. Я была не готова принять этот дар, я слишком волновалась за здоровье мамы. В институте Шумакова, где мне собирались делать пересадку, работал психолог, который говорил и со мной и с мамой. Это как-то позволило мне взять себя в руки, принять почку и твердое решение мамы меня спасти. 

Сейчас, когда у меня самой дети, я  отлично понимаю ее: я сама бы отдала все, только чтобы мой ребенок жил. Тогда мне было просто страшно.

Древо жизни

И вот, после операции, когда все, как мне тогда казалось, самое страшное, осталось позади, ко мне подошел мой лечащий врач и сказал: «Поздравляю, ты молодец! У тебя все хорошо, ты еще и родить потом сможешь».

Это было странно: все болит, ну какие роды! Но тем не менее, это в голове отложилось. А еще в коридоре, где мы «расхаживались» после операции, висел плакат. На нем было нарисовано дерево с приклеенными детскими фотографиями. Дети, которые родились у людей после трансплантации. Меня это очень вдохновляло: надо же, можно и так!

Но мне было не до беременности. Я хотела нормальной жизни, свободы, вернуться на учебу… А мама моя, как будто заглянув в будущее, взяла и раздобыла «на всякий случай» контакт Ирины Ефимовны Кандидовой, которая знаменита как специалист, который ведет беременность после пересадок.

Своим чередом

Я вернулась к активной жизни. Конечно, были ограничения: таблетки, правильное питание. Но это все были такие мелочи. Я пошла на второй курс, участвовала во всех конкурсах, писала научные работы, много выступала, ходила в церковь. В церкви меня и заприметил мой будущий муж. Через год мы поженились. Врачи в Шумаковке мне сказали, что я молодая, и трансплантация почки мне нужна для того, чтобы жить нормальной жизнью. И я старалась, очень старалась попробовать все. Испытать всю полноту жизни. Страх перед выступлением, удачно сданный экзамен, работа с детьми летом, влюбленность, свадьба… Я танцевала. 

Было чувство, что я просто моментально забыла все  и боли, и диализ, и пересадку, и страх за маму. Как будто не было ничего. До пересадки, на диализе мне не было плохо: я утром вставала на пары, после обеда еле-еле доезжала до дома и ложилась спать. Я просто все время спала от слабости и головокружения, моя жизнь словно пролетала во сне, я не замечала как она проходит. И для меня это было нормой. Но зато после трансплантации..!

Да мне натурально хотелось прыгать на батуте. Ужасно раздражало, когда кто-то мне говорил, что мне что-то нельзя. Мне хотелось жить, как все. И я жила.

Неожиданный поворот

Самое печальное в моей истории то, что когда моя мама брала контакты И.Е. Кандидовой, никто и понятия не имел, что к беременности нужно готовиться, заменять препараты. Я просто знала, что нужно позвонить Ирине Ефимовне, если появятся две полоски на тесте, это все.

Я искренне считала, что раз почку пересадили и все в порядке, то беременность у меня тоже будет как у всех. Встану на учет в консультацию, буду ходить на УЗИ… Увы.

Я позвонила Ирине Ефимовне: она меня поздравила и спросила на каких я препаратах, сказала, что они неподходящие и могут быть опасными для плода. Я разнервничалась, расплакалась. Но Ирина Ефимовна меня успокоила, сказала что прорвемся, что сделаем первый скрининг и проверим по возможности сразу генетику.

И я отправилась вставать на учет в обычную женскую консультацию.

беременность после пересадки почки

Отрицание

«Срочно на аборт!» —  каждый приход в ЖК начинался с этой фразы. Когда я пришла к местным нефрологам и сказала что беременна, они покрутили у виска. Вызванивали главного нефролога. Он тоже меня ругал. А когда я сказала что беременность будет вести лучшая специалистка в этой сфере – Ирина Ефимовна Кандидова, и предложила с ней обсудить схему моего лечения — они наотрез отказались связываться. Они мне прямо сказали в лицо: «Мы с тобой возиться не будем!»

Позже врачи собрали консилиум. Решали, как со мной быть. Там были врачи из женской консультации, нефрологи. Я была спокойна, пришла с мужем. Ну не будут же они трагическим хором звать меня на аборт! Да как бы не так, столько лет прошло, а я до сих пор все помню, как едва переступив порог кабинета я услышала:

 Ты забыла что такое диализ?  Ты на него вернешься!

— Ты потеряешь почку!

— Ребенок родится уродом!

Я была в шоке. Мы с мужем решили купить билеты в Москву. А параллельно, после УЗИ мы узнали, что беременность оказалась замершей…

Торг

Мы решили к новой беременность готовиться более осознанно. И чистку  решили тоже делать в Москве. Начался театр абсурда: в местной ЖК от меня потребовали писать заявление: «если в самолёте у меня начнётся кровотечение, если я умру при перелете, ответственность врачи за меня не несут». Я написала заявление и мы улетели.

Мужа это очень напугало. Он весь полет нервничал и бегал туда-сюда по салону. Как выяснилось уже в Москве — на нервах он бегал пить валерьянку!

Мы стали жить в Москве. Познакомились вживую, наконец, с Ириной Ефимовной Кандидовой, я страшно волновалась, я даже не знала, как она выглядит, знала только то, что она добрая и что она настоящий профессионал.

Она рассказала нам все о планировании и мы твердо решили переезжать и вести беременность в Москве. Мне казалось, что нужно просто очень-очень постараться и все получится.

Депрессия

Через полгода я забеременела. Какой же это страх – делать эти тесты ХГЧ. У меня тряслись руки, когда я смотрела результаты анализов… Вдруг опять замирание.

И на сроке всего в 10 недель открылось кровотечение и меня увезли на скорой. Беременность замерла и мне снова угрожала чистка, которой  я боялась даже больше, чем пересадки почки. 

Я плакала не останавливаясь. Мне было невыносимо, так хотелось ребенка. Муж жалел меня  и просил сделать перерыв. Мы оба устали. Я уволилась с работы, просто целыми днями лежала и смотрела в стену. Когда мое горе истрепалось до ниточки, я решила выйти из академического отпуска и вернулась на учебу. Летом летала в Благовещенск, защищала диплом. Отвлеклась.

Смирение

Я как будто смирилась с тем, что у меня никогда не будет детей. Что я не смогу. Я просто все отпустила. И вдруг – беременность! Это выглядело как чудо, потому что я поняла, что все бесполезно и оплакала жизнь, которую уже не смогу прожить. 

Началось страшное: опять эти тесты. Опять дрожащие руки, тянущиеся к результатам анализов: жив, мертв? А на УЗИ мне говорят: сердцебиения нет, но срок маленький, но будьте готовы к замиранию. И я совершенно отчаянно подумала: ЭТОГО БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ. Я НЕ ВЫДЕРЖУ.

Мы решили, что родителям пока ничего говорить не будем, пока не пройдем первый триместр. Они очень волновались за меня. И на удивление, первый триместр прошел хорошо. Потом было и сложно и больно. А потом я родила девочку Беллу. И моему счастью не было конца.

беременность после пересадки почки

И на второй круг борьбы

Мы решили вернуться в Благовещенск, к семье, бабушкам, дедушкам, сестре, друзьям. Я хотела домой, нашей дочке было два года. 

И случилась новая беременность. Я о таком даже мечтать не могла! Но начался ад: по финансовым причинам мы не могли себе позволить лететь снова в Москву и значит, нам светили местные женские консультации со всеми вытекающими. Меня, взрослую женщину, отчитывали как маленького ребенка. 

Я сдавала кровь четыре раза в неделю, три раза в неделю видела своего врача. И каждый, каждый (!!!) раз она настаивала на аборте. Она отправляла меня к психологу. Буквально требовала прервать беременность: «У вас уже есть один, зачем вам второй!?»

Местный нефролог требовал справку от какого-то другого нефролога, что мне можно рожать! А другой нефролог  отказывался эту справку давать и вообще был не в курсе, есть ли такая справка.

Я испытывала жуткий стресс. Но все закончилось, когда я услышала сердцебиение и поняла, что все будет хорошо, мой ребенок жив! Ирина Ефимовна вела мою беременность онлайн и я перестала нервничать. Я знала, что в надежных руках.

беременность после пересадки почки

И сердце успокоилось: Лев и Белла

Лев родился в Москве. И выписали нас через неделю. Я стала дважды мамой.

Я выдержала почти ежедневные требования врачей из Благовещенска прервать беременность. Я выдержала замершие беременности, страх, чистку, трансплантацию почки. Я решилась на семью, хотя в самом начале честно говорила будущему мужу — я инвалид, зачем тебе такая. Мне было страшно создавать семью.

Теперь у меня семья. Хочу ли я третьего ребенка? Да! Я знаю одну женщину после трансплантации, у которой трое детей. Но пока я не готова. 

Зато у меня появился особенный круг общения: когда я родила в первый раз и написала пост в инстаграме – пришло очень много поздравлений, даже от незнакомых людей. Многие женщины, перенесшие трансплантацию – тоже задумались о беременности, увидев мой пример. Меня стали находить женщины, которые хотели родить, но их запугали врачи.

Я хочу помогать таким женщинам  делать их собственный выбор. Потому что вообще-то мы взрослые люди и имеем право распоряжаться своим телом так, как нам того захочется. Мы можем рожать и не рожать. Это наш выбор. Мне до сих пор пишут в инстаграме, просят контакты врача — и я делюсь информацией. С некоторыми девочками мы общаемся довольно плотно: от планирования беременности и до звонка: «Тань, я родила!» И это такое счастье. Это непередаваемые ощущения! Я ничего не сделала, это же не я вела их беременность, это колоссальная работа врачей. Но то что я кому-то даю надежду — очень ценно для меня. Ведь я ничего не боялась, когда шла в неизвестность. А вот если бы сомневалась, то возможно, как и девочки, искала бы для себя пример и вдохновение.

Дарья Голощапова

Дарья Голощапова

научная журналистка, редактор, переводчица

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: