Главный трансплантолог Белоруссии, Олег Руммо — о становлении и перспективах белорусской трансплантологии

История национальной трансплантологии в одном интервью

Олег Руммо трансплантолог Белоруссии

07.08.2020

Трансплантология в Белоруссии    бурно развивающаяся отрасль. Успехи белорусских трансплантологов действительно впечатляющие: всего 12 лет назад в стране пересаживали только почки в минимальном объеме. Только в 2008 году трансплант-команда выполнила первую в стране пересадку печени. С тех пор в Белоруссии было выполнено свыше пяти тысяч операций. Врачи трансплантировали почки, сердце, легкие, поджелудочную, печень.

Олег Руммо, директор Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент НАН, заслуженный врач Беларуси дал большое, программное интервью информационному агентству CБ. Беларусь Сегодня и мы с удовольствием цитируем фрагменты.

Начало пути к вершинам

Перед исторической пересадкой печени в Белоруссии в 2008 году, когда трансплантация в стране начала свое бурное развитие, случилось несколько вещей. А именно, судьбоносная поездка Олега Руммо в берлинскую клинику Шаритэ:

— Уже тогда я достиг в профессии определенного прогресса и считал себя вполне приличным хирургом – умел делать все операции, которые проводились на тот момент в республике. Когда ехал впервые в Германию как представитель ведущей гепатологической клиники в Беларуси, то вначале и не представлял себе, в центр какого уровня и масштаба попал. Это была клиника Шаритэ, которую возглавляет, наверное, один из ведущих хирургов-гепатологов мира профессор Петер Нойхаус. Честно сказать, ехал туда с такой настроенностью: мол, трансплантацию печени я делать не умею, ну а в остальном тебе меня учить нечему. Но уже первая неделя у профессора Нойхауса выбила у меня почву из-под ног: я понял, что несостоятелен в профессии, а уровень хирургов, которые работают в этой клинике, на порядок выше моего и того, что есть у нас. Это стало для меня открытием, смятением. И я, имея опыт в организации здравоохранения, попытался докопаться, почему у них так, а у нас – по-другому? Ответ оказался очень простым: они занимаются трансплантацией, а мы – нет. 

Трансплантация, как самая высокотехнологичная отрасль медицины, требует чрезвычайно высокой организации и мастерства. И естественно, если в Германии первая трансплантация печени состоялась в 1969 году, то этого времени оказалось достаточно, чтобы по уровню хирургического мастерства существенно оторваться от нас. Хотя наблюдал я за работой обычных абдоминальных хирургов. То есть подходы, которые используются в трансплантологии и без которых пересадку выполнить невозможно, совершенно спокойно проецируются на другие разделы хирургии. И, к примеру, трансплантация печени – только вершина хирургической гепатологии. Это касается и других видов трансплантации. И если уж говорить абсолютную правду, на тот момент мы безнадежно отстали. И без серьезного занятия трансплантологией просто невозможно достичь уровня хирургии, которым владеют немцы. Поэтому по возвращении в Беларусь уже очень четко представлял, что нужно делать, как этого достичь и каким путем идти. Знал количество специалистов, которых нужно подготовить, знал, где их можно научить. К счастью, у меня были единомышленники – главный врач 9-й клиники, профессор Усс и мой коллега и друг заведующий тогда отделением анестезиологии нашей больницы Александр Дзядзько. Мы собрали в 2007-м группу молодых ребят, привлекли несколько опытных специалистов, разработали четкую программу подготовки и приступили к работе.

Одни специалисты поехали на курсы к профессору Чжао в Москву, другие – в Ганновер к профессору Клемпнауэру. После их возвращения в декабре 2007 года мы еще три месяца провели в интенсивной подготовке — приобретали недостающее оборудование, проводили тренировки.

И только после стажировок, многочисленных тренировок и тщательной подготовки — состоялась первая трансплантация печени в Белоруссии:

— До этого я ассистировал, может, 50—60 раз видел подобные операции и в Берлине, и в Ганновере. Но одно дело смотреть, как это делают другие, и совершенно иное делать самому. Перед первой настоящей пересадкой мы в патологоанатомическом корпусе сделали порядка 40 экспериментальных, но это совсем не то, что оперировать живого человека. Здесь срабатывает психологический фактор.

Профессиональная борьба за жизнь

— Сейчас мы делаем абсолютно все те операции, которые проводят в мире, и взрослым, и детям, — подчеркивает Олег Руммо. — Самым маленьким нашим пациентом стал четырехмесячный малыш, самым пожилым — 79-летний мужчина. Огромное достижение, что после операций наши пациенты живут полноценной жизнью: работают, путешествуют, женщины рожают детей. Уже более полусотни малышей появились на свет у мам, перенесших трансплантацию органов. В их числе 9 пациенток после пересадки печени, одной из них выполняли сочетанную операцию — трансплантировали печень вместе с почками, она не имеет аналогов в мире. После этого женщина родила уже двух здоровых деток.

К сожалению, самый первый пациент спустя 10 лет после операции умер от сердечного приступа. Как ни печально, от такого исхода не застрахован никто. Однако из первых 10 пациентов до сих пор здравствуют семеро. А ведь без операции им оставалось всего несколько месяцев. Это мировой уровень.

О развитии и перспективах

— За эти годы множество специалистов из стран бывшего СССР побывали у нас на стажировке и сейчас у себя внедряют наши технологии. Кроме того, мы спасли огромное количество пациентов из других государств. К примеру, в этом году впервые пересадили легкие гражданину Азербайджана. 

Очень кстати пришлось то, что в прошлом году поставили на поток операции по пересадке этого органа. Дело в том, что хвост эпидемии COVID-19 затронет и трансплантологов. Те пациенты, которых удалось спасти, но у которых сильно пострадали легкие, будут нуждаться в пересадке. Поэтому сейчас особое внимание этому направлению на всех этапах. 

— Технологии, благодаря которым мы освоили трансплантацию легких, были отработаны еще в 2010 году во время лечения пациентов со «свиным гриппом». Мы имеем тут большой опыт работы. Сейчас переключились на тех, у кого развились осложнения после COVID-19.

Кстати, трансплантации всех органов продолжаются даже в эпидемиологически непростой период. За первые 5 месяцев было проведено 150 трансплантаций почек, 42 — печени, 22 — сердца, 5 — легких, 2 — поджелудочной железы.

В апреле и мае количество операций не уменьшилось. Да, это сложнее, напряженнее, но все же это наша задача, и мы должны ее выполнять

Более того, в то время, пока такие крупные клиники Минска, как 10-я, 6-я, 4-я, перешли на прием больных с COVID-19, МНПЦ взял на себя хирургических и кардиологических пациентов.

Преодоление препятствий как стимул роста

— Человек существует для того, чтобы преодолевать трудности, — убежден доктор Руммо. — Когда никаких сложностей в достижении целей нет, все воспринимается как должное и не ценится. Конечно, с самого начала, когда система только создавалась, нам всем было непросто. Ведь мы начинали то, чего до этого в нашей стране никто не делал. Не имели ни оборудования, ни подготовленных специалистов, ни консультантов. Зато было колоссальное количество людей, которые в нас не верили, мол, бессмысленно вкладывать в это деньги, страна не потянет. 

Теперь уже такие разговоры бессмысленны, ведь мы всем показали, что можем! С 2008 года выполнили 5000 трансплантаций, при этом прошлый год стал самым «урожайным»: 528 операций, из которых 374 — по пересадке почек, 93 — печени и поджелудочной железы, 52 — сердца, 9 — легких. Выходит, более 56 операций на миллион населения, а это хороший европейский результат. Мы существенно опережаем всех наших соседей из стран СНГ. 

Всех трудностей не избежать, хоть весь бюджет страны отдай на здравоохранение. Но уже никто не подвергает сомнению результаты наших операций, когда мы из глубоких инвалидов делаем полноценных членов социума. Чувствуем, как общество нас поддерживает, ценит, относится к нашей работе очень позитивно. 

Наш коллектив все это время находился на стадии роста. Это по-настоящему счастливое время, когда у тебя все получается, приходят новые идеи. Рано или поздно (по-другому не бывает) ты переходишь в стадию стабилизации. Здесь важно находить для себя новые стимулы, ставить очередные задачи, вливать в коллектив свежую кровь. Быть готовым к тому, что ты воспитываешь высококлассных специалистов, на которых в мире сейчас огромный спрос. Чтобы заработать больше денег, чтобы реализовать какие-то свои амбиции, некоторые все равно будут уезжать. Нужно сделать так, чтобы им на смену пришли специалисты не хуже. 

Планов покидать страну у меня никогда не было и нет. На то есть сразу несколько причин. Во-первых, я себя не отождествляю ни с какой другой страной, кроме Беларуси. Здесь мои корни, здесь построена вся жизнь, я люблю свою родину. Во-вторых, здесь живут мои пожилые родители. В-третьих, здесь мой коллектив. А когда ты являешься лицом команды, есть определенные обязанности. Своих людей подводить нельзя. 

Для бесперебойного функционирования системы хирурги постоянно растят себе смену. В БелМАПО работает кафедра трансплантологии, где преподают специалисты МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, совмещая практику и педагогическую деятельность, готовя новые кадры. Но, конечно, основной опыт врачи получают в самом центре.

С оптимизмом смотреть в будущее

— Сейчас мы серьезно изучаем ответ организма на пересадку чужеродного органа. Каждый человек реагирует по-своему. Одному нужно сильно подавлять иммунитет, чтобы не было отторжения, другому в меньшей степени. Уже получили интересные результаты, согласно которым можем прогнозировать, как будет вести себя тот или иной орган в теле нового хозяина, и, исходя из этого, корректировать назначение препаратов и их количество. 

Еще наши специалисты занимаются созданием искусственных органов, как и во всем мире. Суть в использовании специальной матрицы, из которой путем дифференцировки различных клеток ученые пытаются сделать подобие человеческих органов. Полноценный искусственный «заменитель» пока не создан нигде. Но определенных успехов уже добились: есть отдельные клеточные комплексы, на некоторое время продляющие жизнеспособность органа, чтобы человек смог дождаться трансплантации. 

Из долгожданных событий — постройка нового корпуса, который будет сдан в следующем году. Это будет самый современный в Беларуси медицинский модуль. 

Мы объединились с 9-й больницей. На первых порах было сложно интегрировать в наш небольшой центр все остальные виды помощи. Мы до сих пор этим занимаемся, хотим, чтобы и кардиологи, и терапевты работали в унисон с интервенционными специалистами, кардиохирургами. Чтобы пациент, придя в центр, мог получить комплексную помощь, начиная от консультации и заканчивая высокотехнологичной трансплантацией.

Источник: sb.by, bsmu.by

Иллюстрация: belta.by

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: