Питер Медавар: путь от зоологии до трансплантации кожи

Телята, Вторая мировая и ожоговое отделение, которые привели ученого к Нобелевской премии

28.04.2020

Когда началась эта история, Питер Медавар  был двадцатипятилетним зоологом. В 1940 году, волей Второй Мировой войны, он начал работать с ожоговыми травмами. Англия вела активные боевые действия и каждый специалист был задействован.  В частности, Медавар вел клиническое исследование для военных целей: он и его группа выясняли, какой антибиотик наиболее эффективен при ожогах.

Постепенно, молодой человек переключился на изучение тканей и столкнулся с проблемой отторжения. Он начал разбираться —  почему, собственно, ткань отторгается.

Неведомая биологическая сила

Ученые двадцатого века предпринимали упорные попытки пересадить органы — но раз за разом встречали отторжения и смерть. Трансплантации проходили неудачно. 

Алексис Каррель доказал, что чисто технически органы пересаживать можно, но каждый что-то идет не так из-за «биологической силы». Медавар открыл эту неведомую силу, неизбежно влияющую на любые попытки пересадки органов. Имя этой силе «иммунный ответ».

Иммунитет наносит ответный удар

Иммунный ответ — это сложная многокомпонентная защитная реакция организма, которую провоцируют антигены (любое вещество, которое организм распознает как чужеродное, точнее как не-часть себя, и старательно атакует). Атака организмом самого себя вызывает аутоимунные заболевания.

Разумеется, пересаженные ткани и органы иммунитет распознавал как чужеродные (они в общем-то и были чужеродными), атаковал их и разрушал. Пациент погибал, а медики продолжали ломать головы над тем, что же пошло не так.

И именно Питер Медавар сумел разобраться с этой проблемой.

Телята и ожоговое отделение

Вовлекшись из-за военных нужд в лечение ожоговых пациентов, Питер Медавар столкнулся с лечением женщины, сильно пострадавшей от огня. В отделении  Королевского лазарета в Глазго, исследователь пересаживал пациентке лоскуты ее собственной кожи, перемежая их с лоскутами кожи добровольцев. После он изучал удаленную кожу под микроскопом: кожа хозяйки отлично приживалась, в то время как чужая подвергалась атаке лимфоцитов. Проблема обширных ожогов в том, что участки тела необходимо закрывать кожей, иначе, лишившись самого важного барьера между организмом и окружающей средой, человек довольно быстро подхватит инфекцию и погибнет. Поэтому у Медавара особенно не было выбора — и тем не менее, он заметил, что очередные порции чужой кожи организм отторгал быстрее, чем собственной. Биолог понял, что имеет дело с каким-то иммунным феноменом и сосредоточился на этом заключении, проводя трансплантации кожи на подопытных животных. И тут ему помог случай.

На одном конгрессе возник вопрос о том, каким методом определить генетическое происхождение телят-близнецов: рождены они от разных отцов или от одного (происхождение разнояйцевых близнецов от разных отцов называется суперфекундацией). Медавар предложил сделать телятам небольшую трансплантацию кожи друг от друга — если кожа  отторгнется через две недели, значит, телята от разных быков.

Внезапно, все трансплантаты прижились, хотя, по окрасу было понятно, что близнецы разнояйцевые.

Далее последовало открытие химеризма у животных: разнояйцевые телята-близнецы во время внутриутробной жизни приобрели по паре групп крови от каждого отца и, соответственно,  имели гены обоих. Статья доктора наук, Рэя Оуэна, в которой он сосредоточился на идее иммунной толерантности, оказалась слишком удивительной по содержанию для сообщества и ее забраковали.

Тем не менее, Питер Медавар, который видел в жизни и не такое, прочитав статью, очень вдохновился и провел ряд экспериментов над мышами: он вводил донорские клетки эмбрионам мышей и сумел добиться того, что кожные трансплантаты у мышей больше не отторгались, даже если они были пересажены от неродственных животных. Таким образом, зоолог и иммунолог Медавар сумел обойти  непреодолимую биологическую силу.

Заслуги Питера Медавара сложно недооценить — он познакомил мир с одной из последних причин, служившей преградой для успешной трансплантации. Ученый получил Нобелевскую премию, почет, уважение. Исследователи получили возможность разобраться с иммунным ответом, не превращая людей в кровных родственников, как это делал Медавар с эмбрионами мышей, а подавляя иммунную реакцию на трансплантат.

Иллюстрация: bigenc.ru

Дарья Голощапова

Дарья Голощапова

научная журналистка, редактор, переводчица

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: