"Корень недоверия – в других проблемах". Трансплантолог Склифа о медицине в России

В июле Москве прошёл 8-й ежегодный конгресс «Московская трансплантология». Темой мероприятия на этот раз стала пересадка печени. Обсудить достижения в этой сфере собрались лучшие трансплантологи России, Европы и США.

О том, как сегодня обстоят дела с московской трансплантологией, мы поговорили с одним из организаторов конференции, научным руководителем отделения пересадки печени НИИ им. Склифосовского Мурадом Новрузбековым

novruzbekov-liver-transplantation-organ-operation-sklif

Говорят, в России трансплантология развивается не так быстро, как могла бы. В чём причина?

Доверие, точнее, его отсутствие – ключевая проблема нашей медицины. В особенности это касается трансплантологии. Большинство органов можно изымать только после смерти мозга. Среди населения бытует миф, что смерть мозга диагностируют неверно. То есть врачи готовы убивать пациентов, чтобы забирать у них органы и пересаживать.

В действительности, в диагностике принимают участие множество врачей: реаниматологи, неврологи, лечащие врачи, администрация клиник. Замечу – не трансплантологи. Ни один специалист не заинтересован в том, чтобы его пациент умер. Факт смерти оформляется в документах. Лишь после этого приглашаются трансплантологи для возможного изъятия органа.

Корень недоверия – в других проблемах, и их хватает. Образование, уровень медицинского обслуживания, своевременности оказания помощи, профессионализма. Травматология, хирургия, кардиохирургия, кардиология, инфекционные болезни, терапия, гинекология – если мы наконец выйдем на уровень Европы и США, вырастет и уровень доверия.

Проблема недоверия к трансплантологам решается?

В обществе чаще, чем раньше, обсуждают вопросы трансплантации. Людей просвещают, что донорство и трансплантология – это хорошее дело. Всё больше реаниматологов и представителей смежных специальностей уделяют внимание этому направлению. Приходит понимание, что уровень трансплантологии – это показатель уровня клиники и даже страны.

Не то чтобы трансплантологи “элитнее” кардиолога или нейрохирурга. Просто технологии используются разные. Кроме этого, в трансплантации участвует много других специалистов: иммунологи, хирурги, гепатологи, нефрологи, кардиологи. Чтобы спасти одного человека, нужно целое сообщество врачей. Может быть, в других областях все обстоит иначе.

Как трансплантология работает в Москве, в Склифе?

В Склифе работают самостоятельные отделения по трансплантации печени, а также почки и поджелудочной железы. Пересадку сердца и лёгких проводят в отделениях торакальной и кардиохирургии, кишечника – в гастроэнтерологии. Программы трансплантации развиваются с 2000 года. С 2007-2008 годов это развитие ускорилось.

Первым открылся центр трансплантации печени. В то время количество донорских органов было невысоким, как и число операций. От двух до девяти операций в год. Диагноз “смерть мозга” устанавливался не так часто, поэтому было так мало органов: печени, сердца, поджелудочной железы и лёгких.

На сегодняшний день проведено около 600 трупных трансплантаций печени, 1300 пересадок почки. Это примерно 90 и 180-190 в год, соответственно. Но этого мало, к сожалению. Москва нуждается в 300 трансплантациях печени в год для взрослых и 30-40 для детей.

Могели Хубутия, президент НИИ. СП им. Н.В. Склифоосовского

Московские врачи могут оперировать иногородних?

Речь не о помощи самих врачей – иногородние пациенты должны быть направлены в федеральные центры. Речь об органах, которых мало в регионах. Федеральные центры частично получают трупные органы из Москвы и частично, например, Московской области. Пациенты из регионов обделены такой помощью, при этом медицинских центров там меньше и органное донорство развито хуже.

Отсюда другая проблема. Проблема выбора клиники – для тех, у кого этого выбора практически нет. Медицина в региональных и федеральных центрах вещи неравнозначные. Поэтому пациенты вынуждены переезжать из своих городов ради того, чтобы встать в лист ожидания в Москве. Далеко не каждый может себе это позволить.

Возможно ли решение проблемы регионов?

Мы помогаем региональным центрам развивать трансплантологические службы. Если развивается служба, развивается и органное донорство в регионе. С участием наших врачей в свое время активно продвигалась работа в Екатеринбурге, Самаре, Татарстане. Даже если трансплантологический центр есть, автоматически встает вопрос: где брать органы?

Единственный центр, куда все съезжаются на пересадку – это неправильно. Страна большая, многие пациенты живут в регионах. Они могли бы оперироваться там, будь там такая возможность. Решение проблемы – в развитии трансплантологии и органного донорства по всей стране. Необходима отлаженная система распределения донорских органов.

Марина Минина, руководитель Московского координационный центр органного донорства (МКЦОД)

Как обстоят дела с детской трансплантацией в Москве?

Опредёленные шаги в этом направлении предпринимаются. В Москве появились городские центры детской трансплантации. Это достижение. Работа очень тяжелая, но есть правильные идеи – например, использовать больше органов от посмертных, а не родственных доноров.

В чём разница трупной и родственной трансплантации? Почему внимание нужно уделить развитию трупного донорства?

Общие показатели выживаемости почти одинаковы в обоих вариантах. Иммуносупрессивная терапия такая же, равно как подходы к ведению пациента. Только однояйцевому близнецу можно пересаживать орган от второго без последующей иммуносупрессии. Но даже в этом случае терапия назначается, но в меньших дозировках.

Зачем оперировать здоровых людей? Печень трупа можно разделять: для одного взрослого реципиента и одного ребёнка. Во всём мире родственная трансплантация начала развиваться именно из-за дефицита органов. Но в этом случае увеличиваются риски осложнений, летальных исходов.

Чем шире критерии выбора донора, тем больше осложнений. Нужно более глубоко использовать донорский пул органов от посмертных доноров, тогда будет выбор качественного органа: с минимальными жировым гепатозом, фиброзом. Если пациент срочный и подходящий орган найти не удаётся, обсуждается вопрос родственной пересадки.

Планируются другие профессиональные мероприятия?

Мы готовимся к новой международной конференции, посвященной трансплантации печени. Её проводит организация International Liver Transplantology Society (ILTS). На ней подводят итоги года, обсуждают достижения и инновации: технологии выращивания тканей или клеток, пересадку органов от животных (ксенотрансплантация), препараты нового поколения. Поднимаются темы генетики, рецидива заболеваний, толерантности к новому органу.

Последняя встреча проходила в Лиссабоне. В этот раз ожидается ещё больше делегатов – более двух тысяч. Всегда есть что обсудить. Уровень хирургии всё выше: то, что считалось неоперабельным, становится сначала условно, а затем и абсолютно операбельным. Параллельно развиваются фармакология, генетика, хирургия. Наука не просто не стоит не месте, она со временем ускоряется.

Теги: Мурад Новрузбеков, Склиф, трансплантация в России, пересадка почки, посмертное донорство, родственное донорство

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

пересадка поджелудочной в Санкт-Петербурге картинка

В Санкт-Петербурге впервые пересадили поджелудочную железу

Провести операцию помог завотделением трансплантации почки и поджелудочной железы московского НИИ им. Н. В. Склифосовского 

Читать полностью »
пересадка почки в Склифе картинка

В Склифе состоялась 1500-я трансплантация почки

Врачи института начали проводить пересадку почки в 2007 году, а в 2017-м количество операций достигло тысячи

Читать полностью »
трансплантация поджелудочной железы в Склифе картинка

Азиатский журнал хирургии опубликовал статью трансплантологов НИИ им. Н. В. Склифосовского

Речь идет о методе пересадки поджелудочной железы, впервые в мире предложенном московскими трансплантологами

Читать полностью »
%d такие блоггеры, как: