Вытащили с того света. Футболист Денис Клебанов о новой карьере в новой жизни

Денис Клебанов играл в футбол – за “Локомотив”, “Амкар”, “Мордовию”. Из-за травмы он завершил карьеру и тут же начал строить новую. Даже внезапный смертельный диагноз отошёл на второй план. 

Но каким бы спортивным ни был характер, он не в силах преодолеть  некоторые болезни. Это история о том, что победить можно – если играешь по правилам  

denis-klebanov-transplantation

Ничего не нашли

Я в прошлом профессиональный спортсмен, играл в футбол. Во время тренировок случались внезапные скачки давления. Прошёл диспансеризацию, мне сказали: “Ну, такое у тебя давление”. Возможности диагностики в начале двухтысячных отличались от сегодняшних. Ничего не нашли. Через какое-то время начались недомогания.

В 27 лет из-за травмы завершил футбольную карьеру, устроился на работу в правительство Москвы. В какой-то момент простудился. Всё время восстанавливался быстро, но на этот раз проходило тяжелее: состояние разбитости, слабость. Болезнь вроде прошла, а слабость осталась, причём сильная.

Гломерулонефрит в какой-то злой форме

По результатам анализов мне сразу сказали: “У вас проблемы с почками, нужно срочно ложиться в больницу”. Положили, после биопсии поставили диагноз – гломерулонефрит в какой-то злой форме. Перспективы нарисовали не очень радужные: лечение, раз в два месяца госпитализация и терапия. И так год-полтора. Примерный прогноз по результату – ремиссия 5 лет.

После первого курса я понял, что это не мое, – как овощ. Сил нет, встать с кровати не могу, работать невозможно. Пообещали бы 20 лет ремиссии, я б ещё подумал. Нужно было заново строить карьеру, ради пяти лет я рисковать не стал и прекратил лечение. На это мне сказали: “Ну, когда почки откажут – диализ, а самое оптимальное – пересадка”.

denis-klebanov-transplantation-3

"Жизни нормальной не жди"

Ещё года полтора всё было нормально, потом состояние ухудшилось. В тот период диализ казался чем-то совершенно ужасным и неприемлемым, как-то совсем не хотелось. Тянул до последнего, пока не увезли на скорой – запустил. В больнице меня вытащили с того света. Спас этот самый диализ.

На тот момент почки уже отказали, я даже не мог сходить в туалет. Врачи сказали: “Два варианта: диализ либо пересадка”. При этом меня запугивали, что после пересадки буду ходить с опухшим лицом, будут проблемы со здоровьем, жизни нормальной не жди.

Известный футболист, хорват Иван Класнич тоже живёт с пересаженной почкой. Об этом я узнал, когда друзья в палату принесли газету “Спорт-экспресс” и показали статью о нём. После трансплантации он ещё лет восемь играл, забивал на Евро-2008. В меня эта история вселила надежду. Может, в профессиональный спорт и не вернусь, но к нормальной жизни – точно.

Но местные врачи почему-то моей надежды не разделяли. Говорили, всё это ерунда, с людьми после пересадки ужасные вещи происходят. Но я твёрдо решил, что мнение этих людей меня не интересует – это моя жизнь и она в моих руках.

denis-klebanov-transplantation-9

Десять лет прошло

Мне пересадили почку в другой больнице. К моему соседу по палате приезжала мама. Она подсказала, что в НИИ имени Склифосовского собралась молодая команда хирургов, которые раньше работали в центре трансплантологии им. Шумакова. Могели Шалвович Хубутия перешёл в Склиф и привёл хороших врачей.

Приехали, поговорили с Алексеем Валерьевичем Пинчуком (завотделением трансплантации почки. – Ред.). Очень понравилось: открыто, адекватно, по существу – очень профессионально. Он сказал: “Мы гарантируем, что подберём качественный орган, хорошо сделаем операцию, но многое зависит от того, как вы будете с этим органом жить. Мы делаем только 50% результата, остальное – вы”.

Десять лет прошло, всё хорошо.

denis-klebanov-transplantation-2

Всегда в тонусе

Когда почки функционировали, жизнь была более беззаботной. Сейчас есть некоторые обязательства перед собой: не забывать пить таблетки, не употреблять алкоголь, не есть жирного. Я сам видел, как люди после пересадки бегают из больницы за пивом, квасом. Этого просто нельзя делать.

Есть такое понятие “здоровый образ жизни”. Появилась лишняя мотивация такой образ жизни вести. Когда сдерживающих моментов нет, позволяешь себе расслабиться. А так всегда в тонусе.

После пересадки ты можешь работать, жить полноценно. Ничем не ограничен, кроме диеты и таблеток. На диализе я был полтора года и параллельно стоял в листе ожидания. Всё это время работал. Три раза в неделю по 4 с половиной часа на гемодиализе и не сказать, что превосходно себя после этого чувствуешь. Так тоже держаться можно, но уровень той жизни несопоставим с моей жизнью сейчас.

“Не слушай никого, у тебя будет нормальная жизнь”

Пинчук сказал: «Не слушай никого, у тебя будет нормальная жизнь». До сих пор так и происходит.

Работаю, занимаюсь спортом. Профессионально, наверное, уже не потяну. Но я хожу в зал и не чувствую разницы: что было тогда и что сейчас. Физического недомогания нет. Играл в благотворительных матчах Лиги здоровья наций «Люди ради людей». В соревнованиях участвуют пациенты, трансплантологи, звёзды.

Говорят, после пересадки ничего нельзя есть. Я ем всё. Первые годы, конечно, строго соблюдал диету. А потом, если анализы нормальные, можно позволять себе что угодно в разумных пределах. Просто кому-то скажешь: «Можно кусок красной рыбы», и он будет есть её каждый день. Нужно контролировать.

Спортсмены подвержены разным сдерживающим факторам в питании и быте. С детства привыкаешь: есть задача – нужно её выполнять. Это часть процесса.

denis-klebanov-transplantation-6

Забыть и не возвращаться

У меня черта характера такая: никогда не унываю. И сидя в палате из восьми человек с какой-то фигней в шее… с катетером, сохранял позитивное настроение. Приезжали друзья, родители, все поддерживали. Никто не отвернулся, естественно, – я ж не чумной.

На самом деле, я наоборот хочу поменьше этого всякого: чрезмерной опеки, сочувствия. Меня это даже раздражает, к тому же напоминает – со мной что-то не так. Лучше забыть и больше не возвращаться. Родители после пересадки эту тему вообще не поднимают: живу себе и живу, как будто ничего не было.

denis-klebanov-transplantation-8

Талант – только плюс к характеру

С карьерой после пересадки неплохо сложилось. Работал в Администрации Президента Российской Федерации, в правительстве Москвы и Московской области. В Правительстве Москвы – как раз когда это всё случилось. Сейчас возглавляю «Российское движение школьников» (РДШ). Цель организации – воспитание подрастающего поколения. Помогаем детям и подросткам определиться с интересами, найти свой жизненный путь. Предлагаем для этого инструменты – проекты, конкурсы, образовательные программы.

Школы РДШ работают по всей стране и везде мы говорим ребятам: талант – это всегда только плюс к характеру. Если есть характер, ты сможешь чего-то добиться. Если сможешь держать удары судьбы, из тебя что-то выйдет. А если нет – рассыплешься после первого такого удара, талантлив ты или нет.

Никто из моих коллег до определенного момента не знал о трансплантации. Кто-то узнавал из каких-то статей, кто-то ещё откуда-то. Подходили и говорили: «Да ты что! Пересадка была? Вообще подумать не могли, что у тебя что-то со здоровьем. Не выглядишь больным!» (смеётся). Но я не больной. Слава богу, сейчас я не больной. Почка одна, но пока работает.

Имя донора

Я много думал о том, кто спас меня. Спрашивал, кто это. Но имя донора в нашей стране раскрывать нельзя. Сказали, молодая девушка – всё. И добавили: «Не надо тебе этого знать, не погружайся, тебе не нужно». Это сложный момент. Захотят ли сами родители донора знать, видеть меня? Это ведь вернёт их к самому трагичному событию в жизни.

Не могу сказать, что против знакомства с семьёй донора. Если бы это было возможным, наверное, могла бы сложиться хорошая традиция. Она показывала бы, что донор спас чью-то жизнь, конкретную жизнь. А если это успешный человек, который чего-то достиг – благодаря тому, что выжил? Наверное, для семьи донора это могло бы стать положительным моментом.

denis-klebanov-transplantation-7