Жизнь стоит того, чтобы это все перетерпеть

История мужества, храбрости и борьбы до самого конца

трансплантация сердца

21.08.2020

23 июля 2020 года — важная дата для Светланы Фомичевой. В этот день новое сердце забилось в ее груди. Уже почти месяц, как Светлана живет, а не умирает. Накануне этого первого крохотного юбилея, мы поздравляем Светлану и рассказываем ее историю:

Я родилась в Ташкенте, в 1980 году. В семье было двое детей — я и старший брат. Уже впоследствии, во взрослом возрасте, я узнала что в детстве перенесла миокардит, но тогда никто не обратил на это внимания. Я была не самым здоровым ребенком, сильно слабее сверстников, но все это было не критично и списывалось на недостаток физического развития.

Еще были проблемы с щитовидкой, я наблюдалась у врача, но, учитывая неспокойное время — весьма эпизодически. По кардиологической части я никогда не обследовалась.

Моя семья переехала в Ставропольский край, когда мне было 14. Мы долго были беженцами, колесили по всей России. После школы я уехала в Санкт-Петербург и поступила в технический ВУЗ. 

трансплантация сердца

После университета я увлеклась экстремальными видами спорта — каталась на горных лыжах, прыгала с парашютом, часто ездила в горы. Физически я и тогда немного отставала от ровесников. Но я списывала все на офисную работу и малоподвижный образ жизни. Думала, что это нормально.

В 2013 году мы с подругой поехали кататься на Камчатку. Там был такой вид фрирайда — бэккантри, это когда нужно подниматься пешком на вершину, с лыжами, в лыжных ботинках, по глубокому снегу, а потом съехать вниз.

Подъем занимал от часа до трех, я сильно отстала от всех, буквально плелась на последнем дыхании. Друзья шутили про «насиделась в своем офисе». И одна девушка, очень опытная, пробегая мимо меня с бешеной скоростью, мимоходом спросила: «А у тебя все в порядке с сердцем?». Я никогда не задумывалась об этом. Ответила: «Да вроде все в порядке», и она побежала дальше.

После этого случая я стала прислушиваться к своему сердцу, и обнаружила, что у меня в спокойном состоянии пульс 90, а то и 100. Плюс появляются перебои, раньше я их не замечала. В тот момент у меня благодаря работе был хороший ДМС, и по нему я впервые обратилась к кардиологу. Мне было уже 33 года.

трансплантация сердца

Прошла обследования, сделали ЭХО и ЭКГ. Мне предложили госпитализацию, ДМС это позволял. Так обнаружились мои проблемы с сердечной мышцей, фракция выброса была немного снижена. Мне поставили диагноз постмиокардитический кардиосклероз. Назначили лекарства.

Все это происходило в Москве, на тот момент я жила и работала там уже пять лет. Нужно было продолжать обследование в более специализированных больницах, но у меня не было московской прописки. Честно говоря, я просто успокоилась и стала жить дальше. 

Я еще некоторое время продолжала кататься, хотя все менее и менее экстремально — становилось тяжело. Состояние постоянно ухудшалось. К 2017 году я уже с трудом поднималась по лестнице. Тут я уже не могла игнорировать поход к кардиологу. Обследование показало, что фракция выброса у меня составляла 33 — при норме в 60. Я очень испугалась. Мне рекомендовали обратиться в Национальный Медицинский Исследовательский Центр Алмазова.

Полгода ушло на то, чтобы добиться постановки на учет. Мне сразу сказали о возможности трансплантации сердца — но в далекой перспективе. Мол, все хорошо, пока что можно жить на лекарствах. Я наблюдалась в Алмазова пару лет.

трансплантация сердца

К 2019 году стало тяжело даже ходить по прямой. Врачи сказали, что пора на комиссию по трансплантации. Морально я была к этому готова — так сильно устала от постоянной слабости. Мне установили кардиостимулятор, но и это не помогло: ухудшение продолжалось. 

Все это время я работала. Я тестировщик программного обеспечения, работала сидя. Но даже добираться было тяжело, несмотря на машину. Переход через улицу был тяжелым испытанием.

В середине февраля 2020 меня поставили в лист ожидания донорского сердца. Предполагалось, что меня отпустят домой — но выписка трижды откладывалась, потому что мне становилось хуже. Я оставалась в больнице. После мартовских праздников меня подключили к инотропам и поставили в ургентный лист ожидания. 

Тут началась пандемия коронавируса, и я сразу поняла, что дело плохо. Больницы стали закрываться на карантин, трансплантации — откладываться, донорских органов стало крайне мало. Я все ждала, ждала, дозы препаратов повышались, мне постоянно становилось хуже: тошнило, я не могла есть, не могла ходить, буквально поселилась в реанимации. Выхода не было. Я начала отчаиваться.

трансплантация сердца

На вашем сайте я смотрела интервью с трансплантологом Михаилом Каабаком. Ему задали вопрос: «Что бы вы пожелали тем, кто ждет пересадку?», и он сказал: «Боритесь до последнего». 

Это отложилось у меня в голове. Я постоянно вспоминала эту фразу и из последних сил старалась надеяться. Это были такие качели: отчаяние-надежда-отчаяние-надежда. До сих пор срываюсь, когда вспоминаю про это время.

С близкими я тогда общалась только онлайн: из-за карантина посещения были запрещены. Может быть, это было к лучшему — я не хотела, чтобы меня видели в таком состоянии. Хотя в какой-то момент думала, не попросить ли пустить ко мне родных, чтобы попрощаться. Даже писала письмо в vkontakte через отложенную запись. На случай, если меня не станет — чтобы они прочитали.

От постоянного лежания у меня намертво спутались волосы — невозможно было их расчесать. Я взяла ножницы и отстригла их под корень. Когда меня перевели на ЭКМО — я испугалась. Знала, что на нем долго не живут. Зато на нем перестало тошнить, и это было большим облегчением: постоянная тошнота изматывала.

трансплантация сердца

22 июля мне неожиданно стало полегче. Я попросила у врачей разрешения заказать какую-нибудь вкусную еду с доставкой. Они разрешили. Я еще подумала, что это по принципу «умирающим все можно». За два часа до доставки пришел заведующий и сказал: «Тебе нельзя есть и пить, возможно будет операция». Я старалась отстраниться и не надеяться, знала что орган может не подойти и трансплантация отменится. Только когда начали готовить операционную и дали мне первую дозу иммуносупрессантов  — поверила.

В два часа ночи меня увезли на операцию — и теперь я снова живая.

Очнуться от наркоза было ужасно: трубки ИВЛ, чудовищные боли во всем теле, морфин не действует. В ожидании трансплантации я не думала, что после будет так тяжело. Сознание мутное, спутанное. Я смогла попросить врачей, чтобы сообщили родным — до последнего им не говорила, чтобы они не волновались. Но все это — мелочи, по сравнению с тем, что я пережила до. 

Боли резко прошли на третий день после операции. А уже на четвертый я поняла, насколько все стало лучше. Поняла, что теперь можно жить и радоваться. 

трансплантация сердца

Первый раз было сложно встать: мозг помнил, что ноги раньше умели ходить, но они не слушались, я не могла даже опереться на них. Мышцы атрофировались от постоянного лежания. Но все равно — это была уже жизнь.

Я чувствую, что новое сердце гораздо сильнее, чем было мое. Я не знаю, ничего о своем доноре, мне тяжело об этом думать: как будто кто-то умер чтобы, я жила. Смерть — это всегда тяжело.

Пока я восстанавливаюсь, следующий месяц еще точно проведу в больнице. В моих планах — жить нормальной жизнью, увидеть наконец любимого мужа, мы с ним провели в разлуке много месяцев. Близких по-прежнему не пускают ко мне из-за карантина.

Мне очень хочется повторить слова Михаила Каабака: боритесь до последнего, какое бы отчаяние не захватывало. Иногда мне хотелось сложить лапки, чтобы просто все закончилось. Но надо стиснуть зубы и бороться, потому что жизнь стоит того, чтобы это все перетерпеть.

Иллюстрации: из личного архива Светланы

Ксения Боровинская

Ксения Боровинская

Журналистка, просветительница

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: