Как подбирать правильные слова при разговоре о посмертном донорстве?

Результаты исследования из Японии

посмертное донорство

03.12.2020

Недостаток донорских органов — глобальная проблема систем здравоохранения, решение которой актуально для каждого государства. Как известно, существует две модели выражения гражданином своего отношения к посмертному донорству. 

Первый вариант — «испрошенное согласие». В этом случае, человек при жизни должен активно выразить свое согласие на донорство органов после смерти. Если человек не сделал выбор, то по умолчанию он считается, что он против использования своих органов для трансплантации. Вторая модель — «презумпция согласия». В странах с такой системой волеизъявления, по умолчанию предполагается, что каждый гражданин в случае гибели готов пожертвовать свои органы нуждающимся в трансплантации. Если по каким-то причинам он не хочет этого делать, то должен официально зафиксировать свой отказ, чтобы его воля была соблюдена.

В разных странах, даже очень схожих по уровню социально-экономического развития, может использоваться и тот, и другой вариант получения согласия на донорство органов. Нельзя говорить, что какой-то один из них лучше или хуже. Однако в течение последних лет появилась тенденция перехода некоторых государств, использовавших модель «испрошенного согласия», к модели «презумпции согласия».

Напомним, что в России, так же как, например, в Бельгии, Франции, Италии, Норвегии и Швеции законодательно закреплена «презумпция согласия» на донорство органов. В США, Канаде, Мексике, Израиле и Японии действует альтернативная модель волеизъявления — «испрошенное согласие».

Как раз исследователи из Японии в последнем номере журнала Transplantation опубликовали интересные данные о том, как сама формулировка вопроса об отношении к донорству влияет на решение человека.

Исследование проводили во время процедуры продления водительских удостоверений. 

Участникам, которых было 3244 человека, выдавали бланк с информацией о посмертном донорстве и вопросом об отношении к посмертному донорству, ответить на который надо было выбрав один из вариантов:

– «Даю согласие на донорство»

– «Мне необходимо подумать в течение 3 дней»

– «Мне необходимо подумать более 3 дней»

– «Не могу принять решение»

– «Отказываюсь дать согласие на донорство».

Содержание вводной части вопроса об отношении к посмертному донорству на разных бланках отличалось. Распределение различных вариантов между участниками проводилось случайным образом. 

Всего было шесть формулировок:

1) «Многие люди уже выразили свое намерение пожертвовать органы…»

2) «Ваше решение стать донором могло бы позволить спасти шесть жизней…»

3) «Еженедельно из-за отсутствия достаточного количества донорских органов погибает пять человек…»

4) «Возможно, Вам самому может потребоваться донорский орган…»

5) Комбинация вариантов №1 и №4: «Многие люди уже выразили свое намерение пожертвовать органы. Возможно, Вам самому может потребоваться донорский орган…»

6) Шестой вариант был «контрольным» и не содержал никакого введения.

На обороте каждого бланка независимого от его варианта была приведена вся информация, касающаяся процедуры волеизъявления на посмертное донорство органов. В качестве основного индикатора оценивалась частота немедленного выражения согласия на включение в регистр потенциальных доноров. Она была максимальной (10,5%), когда во введении к вопросу была упомянута возможность собственной потребности человека в донорском органе (вариант 4) и минимальной (6,3 %), когда указывалось, что многие люди уже выразили свое согласие на донорство (вариант 1).

Интересны и обобщенные результаты. Из всех опрошенных 

  • 7,6% – были готовы немедленно дать свое согласие;
  • 16,2% – требовалось 3 дня на размышления;
  • 18,8% – посчитали, что для принятия решения требуется более трех дней;
  • 38,6% – не смогли принять никакое решение;
  • 18,8% – высказали нежелание стать донором органов в случае гибели.

Результаты данной работы очень показательны! Во-первых, только 26,4% людей на момент опроса имели четко сформулированное мнение по поводу посмертного донорства. ¾ опрошенных не смогли дать ответ «да» или «нет». Более того, из них только половина сказала, что им требуется время на размышление, остальные (38,6% от всех опрошенных!) предпочли уклониться от какого-либо выбора и даже не думать над ним.

Во-вторых, авторам удалось доказать, что даже формулировка вопроса о донорстве сама по себе существенно влияет на ответ. Этот факт они предлагают учитывать при составлении информационных материалов о донорстве и процедуре волеизъявления.

Интерпретировать полученные результаты можно по-разному. Конечно, обязательно следует учитывать сложившиеся в обществе традиции и ценности, текущую ситуацию и проблемы. Полученное распределение ответов, в некотором смысле, может являться отражением недостатков модели «испрошенного согласия». Если бы вопрос был поставлен жестко: либо «да», либо «нет», то большинство неопределившихся, скорее всего, ответили бы «нет». Поиск доступных, понятных и четких формулировок для диалога с обществом о посмертном донорстве — крайне важная задача. Но допустимы и оправданы ли при этом манипуляции со словами с целью получить большую частоту согласий — очень большой и спорный вопрос.

Александр Игоревич Сушков

Александр Игоревич Сушков

Врач-исследователь, кандидат медицинских наук, специалист в области трансплантологии.
Заведующий лабораторией новых хирургических технологий Центра хирургии и трансплантологии ФГБУ ГНЦ Федерального медицинского биофизического центра имени А.И. Бурназяна ФМБА России

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: