«Не будьте эгоистами даже после смерти, завещайте органы»: крик души патологоанатома

Издание news.ngs.ru записало монолог патологоанатома – о жизни, гуманности и посмертном донорстве

23.03.2020

Андрей (имя изменено. — Прим. ред.) — патологоанатом. И никогда он не мечтал о том, чтобы стать врачом для живых людей. Он говорит, что ему реально «интересен богатый внутренний мир человека», и настаивает, что нужно завещать органы на трансплантацию после смерти. Почитайте его колонку.

Ни один патологоанатом никогда вам не скажет, что Бога нет. Мы привыкли очень осторожно относиться к своим заявлениям, перепроверять их многократно, искать подтверждения в научной литературе. Поэтому все мои коллеги либо агностики, либо верующие люди. Во что они верят и как это соотносится с религией — другой вопрос. Лично я — верующий человек и выражение «с Богом!» регулярно употребляю, и крещусь, конечно.

Универсальный портрет патологоанатома — ухоженная девушка с маникюром

Самый странный стереотип о патологоанатомах — это пол и возраст. Мужик средних лет? С сигаретой, усталым взглядом и в мятом грязном халате. Люди, не позорьтесь! Не выставляйте себя такими идиотами. Универсальный портрет патанатома по России в общем таков: девушка лет тридцати, ухоженная, с аккуратным маникюром, красивыми бровями. Умница и отличница. Пытливая и интересующаяся.

Скорее всего — социофоб или просто интроверт. Это обязательное условие — отсутствие необходимости и желания общаться с живыми людьми. За целый день я могу произнести лишь несколько фраз и не увидеть ни одного живого человека — это огромный плюс моей работы. Никогда, слышите, никогда я бы не стал работать терапевтом, гинекологом, диетологом, хирургом или любым другим врачом, к которому нескончаемым потоком идут больные. Ухоженные и не очень, образованные и совсем нет, адекватные и не всегда. Такого потока неструктурированной информации мой мозг просто не выдержит.

Зарплата патологоанатома в среднем составляет 45 тысяч рублей, и это для нашего города (Андрей работает в Екатеринбурге. — Прим. ред.) вполне адекватная цифра. Хватает ли на жизнь? Нет, не хватает. Но ничего другого я в этой жизни не умею. Брать халтуру на дом тоже не получится. А в частных клиниках, где платят больше, такие специалисты не слишком нужны.

«Завещайте свои органы на пересадку, заклинаю вас»

Знаете, какая самая частая мысль возникает у меня при вскрытии? «Эх, эту бы печень — да на пересадку». Объясните мне, почему так мало людей завещают свои органы после смерти на донорство? Зачем вы боретесь за целостность своей физической оболочки после смерти, если можно спасти чью-то жизнь? Если бы Юрий Дудь задал мне вопрос: «Что вы скажете Путину, окажись вы с ним рядом?», я бы не раздумывал ни секунды. «Владимир Владимирович, нам нужен законопроект, по которому все погибшие или их родственники могут — да что там могут, — должны завещать свои здоровые органы живым».

Буквально несколько месяцев назад у меня была ситуация: дочка знакомых стояла в очереди на пересадку сердца. Молодая девушка, красавица. А на столе у меня лежало тело другой девушки, которая умерла в результате автокатастрофы. Идеальное сердце — молодое, здоровое. Вот он, пазл, сошелся, я прямо нутром понимал, что это сердце может жить дальше, должно жить. Но его уже мертвая хозяйка об этом не думала, поэтому сердце осталось при ней. И дочь моих знакомых тоже вскоре умерла. Завещайте свои органы на пересадку, заклинаю вас. Не факт, что возьмут, не факт, что получится, — там слишком много деталей и нюансов. Но если вы спасете кому-то жизнь после своей смерти, то считайте, что топтали эту землю не зря. Не будьте эгоистами даже после смерти.

«Мы едим в специально отведенной комнате»

Умоляю, не спрашивайте про бутерброды с колбасой на рабочем месте. Не унижайте ни себя, ни меня подобным бредом. Мы едим в специально отведенной комнате. Обедаем так же, как и все, борщом или салатом цезарь.

Пока вы сами не взяли стеклышко и не отнесли свой материал в онкоцентр, например, вы никогда не задумаетесь о том, что патологоанатомы работают для живых. Только 15 процентов своего рабочего времени мы тратим на трупы. Остальное время — работа с биопсийным материалом живых и относительно здоровых людей. Подтверждаем диагноз лечащего врача или же оспариваем его, ставим новый. В этом году я уже посмотрел около 400 биопсий, а за год их наберется несколько тысяч. И именно это — основная моя работа.

Источник: news.ngs.ru

Иллюстрации: news.ngs.ru

Понравилась статья? Поделитесь!

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on telegram
Telegram
Share on odnoklassniki
OK
Share on whatsapp
WhatsApp

Подписывайтесь на рассылку RusTransplant!

Подписывайтесь на нас в социальных сетях!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Напишите комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: